И снова в полёт

Душа зовет… Читайте великолепный «отчет курсанта» Рябова Василия о его втором вылете на реактивном самолете Aero L-39 Albatross  (Л-39 «Альбатрос» ) на комплекс высшего пилотажа с выполнением «колокола» и «штопора»

Организация полета, доставка и фото: Олег Черников, «Стрижи.Ру», тел.: 8 (916) 992-4006.

«А начиналось все вот так — «Полет на Л-39» – читайте отчет о его первом полете на истребителе.

Мне очень хотелось, чтобы первый полет стал не последним. И вот — свершилось!

Прибыв утром на знакомый уже аэродром, переоделся в знакомый уже летный комбинезон Олега и прошел знакомые, и тем не менее обязательные процедуры: медосмотр, инструктаж по технике безопасности и НТКК — наземный тренажер катапультного кресла для отработки навыков покидания самолета в аварийной ситуации.

Познакомился с летчиком — Михаил Колле. Обсудили с ним программу полета, подписали задание, подобрали мне шлем. Для полета нам достался знакомый уже 24 борт — на нем же я и летал в прошлый раз.

Сели в кабину, техник помог пристегнуться, закрыл фонарь, началась предполетная проверка. Выруливание, разбег, отрыв, отходим от аэродрома, одновременно набираем высоту и ложимся на курс в пилотажную зону. Плывем сквозь просветы в невероятных облаках, подсвечиваемых сверху солнцем до сияющей белизны. Словно прочитав мои мысли, Михаил по внутренней связи говорит: «Смотри, Василий, красота какая!» А потом внезапно добавляет: «Бери управление, сохраняй угол атаки, набирай 3000 метров». В некотором ступоре кладу ладонь на РУС и отвечаю: «Понял, взял». Михаил отпустил ручку, самолет слегка качнулся, но я удержал его. Увидев на высотомере нужную высоту, двигаю ручку от себя, нос послушно опускается и мы летим какое-то время «в горизонте». «Давай ручку чуть-чуть на себя и сделай крен 45 градусов влево» — слышу в наушниках. Делаем левый вираж, парируя предварительным задиранием носа небольшую потерю подъемной силы. «А теперь то же самое вправо». Сделали. Самолет слега сопротивляется давлению на РУС, но слушается, управлять им приятно.

«Теперь боевой разворот. Крен 60, и ручку тяни на себя сильнее, до 20 градусов.» Выполняю, ощущаю перегрузку и понимаю, как чертовски тяжело одновременно контролировать крен и тангаж, хоть и видны оба на одном приборе — авиагоризонте. А это я еще не отслеживаю окружающую обстановку, высоту, скорость и обороты — за этими показателями смотрит Михаил. Боевой разворот влево, потом вправо — я уже чувствую, что потею 🙂

Следом управление взял Михаил. Мы поделали пикирования с горками, потом он стал демонстрировать комплекс, который хотел предложить попробовать сделать мне. «Полупетля — косое пикирование — переворот — полупетля — переворот». Комплекс для опытных летчиков несложный, но для меня… Поначалу я думал, что на перегрузках просто не удержу ручку. Но глаза боятся, а руки делают. Берусь. Тяну на себя, входим в полупетлю.

Перегрузка надавливает все сильнее и сильнее, но держусь. Вспоминаю, как после прошлого полета тогдашний инструктор Николай говорил, что перегрузка выносится легче, когда тянешь сам. Понимаю, что это правда, действительно в глаза не темнеет, хотя вроде углы на входе в петлю те же, что и были при демонстрации. Вот мы и в верхней точке. Над головой земля и облака, я повис на ремнях. «Молодец, — слышу в наушниках, — чуть-чуть зафиксируй, потом крен 45 и пикируй с углом 40». Даю крен, начинаю пикирование, и мы (все еще вниз головой) стремительно несемся в просвет между облаками к земле. Как хорошо, что она далеко! Вот нижняя точка, верчу самолет обратно в «нормальное» положение, летим в горизонт. И снова тяну ручку для полупетли. Снова перегрузка, снова мысль «не удержу» и снова удержал! 🙂 Завершение полупетли, переворот, горизонтальный полет. Уффф. Комплекс выполнен.

С переменным успехом повторил комплекс еще пару раз. Сейчас это вспоминается легко, а там в небе я совершенно терялся, когда пора было менять управление, Михаил постоянно подсказывал мне, на какой очередной крен и угол нужно выводить борт. Как при этом можно еще и не терять из виду все приборы и регулировать обороты двигателя — я вообще не понимаю.
Дальше управление снова взял Михаил. Мы поделали виражи, развороты, а потом Михаил сказал: «А сейчас будет штопор». Набрали высоту, вышли в горизонтальный полет и стали сбрасывать скорость. Вот уже меньше 200 км/ч, самолет задрожал, словно предчувствуя, что сейчас окончательно потеряет подъемную силу и упадет. А Михаилу только того и надо было — как только предсрывная тряска стала ощутимой он резко надавил левую педаль руля направления, и борт, как гимнаст не удержавший равновесие на веревке под куполом цирка, завалился на левое крыло и, продолжая вращаться, опустил нос и вошел в штопор. Пишется и читается это существенно дольше, чем происходит. Только что перед глазами были облака на горизонте — а теперь уже земля. И она вращается и приближается! Михаил мастерски вывел самолет и сказал: «А теперь направо — он поинтересней будет». Повторяем все то же самое, только педаль теперь правая и, соответственно, срыв тоже в правую сторону. И действительно «поинтересней» — после опускания носа самолет как-то «поднырнул» под свою траекторию, из этого-то движения и вывел его мой инструктор.
Снова левый штопор.
Снова правый.
Непередаваемо.
А дальше… Дальше снижаемся, выходим в горизонтальный полет и Михаил говорит: «Сейчас колокола поделаем».
Разгоняемся. Задираем нос. Перегрузка. Снова темнеет в глазах. Летим практически вертикально вверх (из-за перегрузки я не увидел угол, а потом уже не до него было). Скорость падает, зрение возвращается, вижу перед собой чистое голубое небо. Летим все медленнее, вот уже 100 км/ч, вот 50, вот 0… висим! На самом деле «висение» происходит какую-то долю секунды, но кажется, что доля эта такая длинная… Энштейна бы сюда, он бы быстрее понял, что такое относительность времени 🙂 Плавно начинаем скользить на хвост, небо потихоньку отдаляется, так же плавно опускаем нос и устремляемся к земле, раскачиваясь из стороны в сторону словно язык огромного колокола.
Вот она — кульминация полета — колокол!

Всегда восхищался этой фигурой, глядя на нее с земли. Теперь буду еще и вспоминать, какова она с неба.

…Выходим в горизонтальный полет и повторяем колокол! На этот раз я, по совету Михаила, смотрел не вверх, а в сторону — момент «висения» так виден и чувствуется еще лучше.

Снова время пролетело совершенно незаметно, после нам уже нужно было освобождать зону и возвращаться. Спрашиваю Михаила, успею ли еще хоть чуть-чуть попилотировать? Да, чуть-чуть успею 🙂 Мы легли на курс в сторону аэродрома, и я стал крутить бочки. Получалось более-менее ровно, во всяком случае такой потери высоты, как на одной из бочек в прошлом полете больше не было и с курса мы сильно не ушли. А когда закончили, Михаил говорит: «давай, веди нас домой. Курс 150, снижайся до 900 метров». Снизился, почувствовал, как трудно удерживать высоту. Самолету постоянно хотелось то выше, то ниже. Подошли к зоне кучевой облачности, повисли аккурат под нижней кромкой. Уже на подлете к аэродрому Михаил забрал управление, мы на малой высоте прошли над полосой, заложили вираж и зашли на посадку.

После заруливания, пока когда техник спускал давление в кабине и открывал фонарь, я сидел и тихо офигевал от осознания того факта, что только что вел вот этот вот самолет под во-о-о-он тем облаком… Если бы не стекло фонаря, мог бы протянуть наверх руку и потрогать его.  Михаил открывает свой фонарь, встает, разворачивается, улыбается и показывает большой палец. Делаю ответный жест.

Все. Прилетели.

Дальше был разбор полетов, вручение свидетельства, обед и обмен впечатлениями с другими летавшими в тот день и путь домой.
Разменял второй час налета. Управлять самолетом — это невероятно приятно. Хоть и тяжело. Особенно если инструктор не делает за тебя большую часть работы 🙂

Буду ли продолжать? Не знаю. Но очень хочется…»

Да… Здорово! Не правда ли, отлично написано? Полет читается на одном дыхании. Присоединяйтесь — полетаем.

Кстати, ехали на аэродром мы в одной машине, за разговорами что туда, что обратно совершенно не заметили долгого пути.

Через несколько дней, 14 июля Василий будет отмечать свой очередной день рождения. Пожелаю ему… каждый год отмечать свой праздник подобным образом! Для чего, естественно, должно быть приложено соответствующее благосостояние :), и, конечно, не терять желание летать. Ведь полет прекрасен в любом возрасте!

Добавить комментарий