С первым полетом на Л-39!

Всем привет, наш очередной отчет по прошедшим в субботу 12 февраля полетам. Очень хочется тепло поздравить одноклубника, форумчанина и просто хорошего человека — Василия Рябова (ryvasy на форуме). Поздравить его с чувством глубокого удовлетворения по факту выполненной задачи. Мечта о полете сбылась… точнее не так, Василий САМ «сбыл» свою мечту и слетал на высший пилотаж с нами.

Но на этом не останавливаемся и плавно готовимся уже к парному пилотажу в теплое время года! 🙂

Вот его отчет по горячим следам.

«Я с детства люблю небо. Иногда жалею, что не выбрал профессию, связанную с летной работой. Крайние несколько лет года не проходит без нескольких визитов на какие-нибудь авиапоказы. Кубинка, МАКС, Ульяновск, Геленджик… Давно хотелось понять, что такое пилотаж с позиции летчика. Ну хоть немного…

Накопил денег — и слетал! Об этом и хочу рассказать.

Возможность такая мне предоставилась благодаря пилотажной группе «Русь» и Олегу — админу сайта «Стрижи.ру». За сравнительно небольшие деньги (аналогичные предложения мне удавалось находить минимум вдвое дороже) они всем желающим предлагают ощутить на себе все прелести работы летчика-пилотажника на своих L-39 и на своей же базе — аэродроме «Двоевка» под Вязьмой.

Встречал мнение, что высший пилотаж специфичен. Что нравится такое далеко не каждому. Но я отчего-то был уверен, что не понравиться мне полет просто не может.

Итак, после нескольких переносов из-за неблагоприятных погодных условий, наконец-то настал день, когда я получил от Олега СМС с подтверждением полета. И на следующее же утро прибыл в Вязьму. Вместе с Олегом мы поехали в Вяземский авиацентр.

Возле штаба встретились с Борисом и его спутницей. Борис тоже летал в тот день. Пили в штабе чай, смотрели видеозапись одного из прошлых полетов, ждали, когда закончат чистку полосы на аэродроме. И вот — нам говорят, что разведчик погоды взлетел, работа началась.

Приехали на летное поле и сразу отправились на медосмотр. Медосмотр противопоказаний не выявил 🙂 Так же мы получили советы от врача, как лучше переносить перегрузки.

Далее следовал предполетный инструктаж, включавший в себя указания по покиданию самолета в критической ситуации, рассказ о самом самолете, устройстве кабины, фигурах пилотажа, который нам предстоят. Понравилась модель кабины со специальным креслом, предназначенная для отработки катапультирования. Кресло в модели устроено так, что не «катапультирует» курсанта, пока тот не примет правильное положение. А после подбрасывает сидящего на несколько десятков сантиметров, имитируя «выход».

Надеюсь, что применять полученные знания на практике ни мне, ни кому бы то ни было еще не придется. Но если все-таки придется — пусть все сработает.

После окончания предполетного инструктажа в помещении появился первый из летчиков, с которыми мы летали — Анатолий Марунько, ведущий «Руси». Лететь с ним выпало Борису. Анатолий показал нам наше полетное задание, кратко рассказал о том, как будет проходить полет. Борису подобрали защитный шлем, и мы все вместе отправились провожать его в небо.

Подготовленный к вылету борт уже стоял на перроне, Анатолий и Борис заняли свои места и через некоторое время запустились и порулили на взлет. Сам взлет мы наблюдали с высотки. Стала портиться погода, набежавшие облака скрыли солнце, пошел снег. Но летчики успокоили, сказали, что на полеты это не повлияет. «Изнанка туч всегда светла снаружи» 🙂

Анатолий с Борисом улетели в пилотажную зону, а мы отправились в летную столовую на чай с бутербродами. За беседой о происходящем и об авиации в целом прошли следующие полчаса. Приземлился улетевший борт.

Естественно, у всех был один вопрос: «Ну как?!». Борис отвечал, что отлично. Красиво. Попробовал сам поуправлять самолетом. Пакетом воспользоваться не пришлось. Доволен. Слетал бы еще.

Пока готовили и заправляли борт к моему полету, мы снова ждали в столовой. И вот, заходит Олег и командует: «Василий Рябов! На вылет!». Сердце забилось чаще. Вот-вот 🙂

Познакомился со «своим» летчиком, им был Николай Жеребцов. Подобрали мне по размеру шлем, после Олег неожиданно предлагает: «А давай надень мой летный комбинезон и куртку, тебе как раз в пору будут». Соглашаюсь, переодеваюсь. Теперь выгляжу как настоящий летчик, только вот слетать еще осталось 🙂

Выходим на поле. Вот он — борт на котором я впервые в жизни поднимусь в небо не как пассажир условного «Аэрофлота», а как… даже не знаю, как кто. Все-таки, во что бы я там ни был одет, до слова «летчик» мне ой как далеко. Видимо, как «воздушный турист». Есть же «космические», почему бы и такому не быть?

Предполетный осмотр самолета «по часовой стрелке», после Николай показывает мне, как правильно подниматься в кабину (у L-39 для этого есть специальные уступы на борту) — и вот я в кресле.

Техник помогает справиться с непростой для новичка системой ремней, подключает ЗШ и закрывает фонарь. В передней кабине Николай. Пробует связаться со мной по внутренней связи. Слышно отлично. Запуск. Турбину в кабине слышно, но совсем не громко, я не думал, что там такая хорошая звукоизоляция. Закрывается передний фонарь, начинается проверка тормозов и плоскостей. Летчик двигает ручками, техник снаружи показывает, что происходит. Все, процедура выполнена, порулили на взлет!

Перед нами еще один борт с «воздушным туристом» из Бразилии, и вот — мы на полосе. Разбег, подъем, отрыв, в воздухе!

Перед полетом я думал, что буду следить за всеми этапами. Смотреть на приборы, фиксировать высоту скорость, углы. Но… С самого начала руления меня охватили эмоции, я забыл обо всех этих планах. Просто получал удовольствие от полета.

Взлетев и пройдя сквозь облака, мы добрались до нашей пилотажной зоны и начали работу. Изнанка туч действительно была светла, тут не осталось никаких следов наземной пасмурности и снегопада.

Николай по внутренней связи подробно комментировал маневры, после каждого спрашивая меня о самочувствии и постепенно увеличивая перегрузку. Справляться с ней оказалось легче, чем я предполагал. До 5 единиц я вообще не испытывал серьезного дискомфорта. После петли Нестерова на 5 единицах честно ответил на вопрос Николая о самочувствии: «Потемнело в глазах». Больше мы в течение полета на перегрузку выше 4 не выходили.

Я не понимаю людей, которые боятся летать. В обычных гражданских самолетах мне никогда не было страшно. Не боялся я и тут. Но страх пришел, когда Николай стал переворачивать самолет. Все-таки где-то засело в глубине, что лететь «правильно» головой вверх, а другие положения в полете — противоестественны. Самолет переворачивается — и кажется, что ты сейчас выпадешь. Хоть ремни и держат в кресле крепко и надежно, мне потребовалось усилие, чтобы уговорить себя, что тут такое убеждение не работает. И вполне справился — последующие бочки и перевороты уже проходили спокойно.

Николай предложил мне самому поуправлять. И конечно же я согласился! Положив руку на РУС, я постарался запомнить движение, которым делается бочка. После Николай демонстративно поднял руки, показывая мне, что не управляет самолетом, и я повторил движение. Если бы я смотрел на приборы до и после маневра, запомнил высоту и курс, то мог бы сказать, насколько у меня получилось. Но… не до того было, совсем не до того. Наверное, это не правильно, но сложно мне было что-то с собой поделать. Я просто повернул самолет вокруг своей оси, стараясь визуально сохранить нос смотрящим в горизонт. Ни с чем не сравнимое ощущение — двигать ручку и понимать, что не картинка на мониторе перед тобой переворачивается, это ты сам вращаешь в воздухе самый настоящий самолет! Немного пожалел, что под нами была плотная облачность — так хотелось увидеть землю над головой 🙂

Повторил бочку несколько раз, с переменным успехом. В одну попытку даже сильно потерял высоту, мы снизились ниже верхней границы облачности. Николай исправил мою ошибку.

Не помню всей последовательности фигур, которые мы выполняли. Вообще, от самого полета в итоге больше эмоциональных воспоминаний, чем конкретики. 30 минут пролетели крайне быстро, я очень удивился, когда услышал в наушниках, что все, нам пора на посадку.

На посадку заходили обстоятельно, так как за время нашего полета погода на земле еще более ухудшилась. Успешно сели, зарулили на стоянку.

Вылезая из кабины, я не сразу смог нащупать ногами уступы на борту самолета, все-таки, видимо, это дело привычки. Техник помог мне спуститься.

Ощущения после полета были только положительные. Перегрузки, как я уже сказал, переносятся, желания воспользоваться «рвотным пакетиком» не возникло ни разу. Да, я понимаю, что проходил полет, можно сказать, в «тепличных условиях», что реально летать куда тяжелее.

Наверное, со стороны я смотрелся как дурак. Или как ребенок. Или как и то и другое. Мне совершенно непередаваемо понравилось все происходившее. Слов для описания я не могу найти до сих пор.

После состоялся разбор полетов. Анатолий Марунько сказал: «Сегодня у нас появились новые летчики» и вручил нам сертификаты, свидетельствующие о выполненном полете. А после мне уже пора было ехать на вокзал и домой.

День этот я запомню. Если не на всю жизнь, то очень надолго. Хочу выразить благодарность Николаю, Олегу и всем летчикам и техникам, причастным к полетам. Вы подарили мне ни с чем не сравнимое воспоминание. Спасибо!

Удовольствие это довольно недешевое, но я все-таки надеюсь, что мой первый полет станет крайним, а не последним.»

Отлично, Василий! Со своей стороны мне добавить просто нечего. Кроме непередаваемого здесь ощущения счастья в глазах полетавших ребят, добавить в принципе нечего… 

🙂

Присоединяйтесь, полетаем!

Добавить комментарий