Фигура высшего пилотажа

Интервью гвардии подполковника Валерия Морозова, командира и ведущего авиационной группы высшего пилотажа “Стрижи” журналу RIDE (№7).

Как Вы стали лётчиком?

У меня отец был военным лётчиком. Поэтому ещё в детстве я полюбил самолёты и загорелся мечтой стать пилотом. Это было моё целенаправленное решение — после школы поступил в лётное училище. Отец говорил мне, что я должен быть целеустремлённым, уметь быстро принимать решения. Именно он направлял меня, объяснял, какие качества необходимо воспитывать в себе, чтобы стать хорошим пилотом.

У Вас есть экстремальные увлечения, или риска на работе хватает?

Да, моя профессия экстремальна, но я ее такой уже не воспринимаю. Жажду новых ощущений, я утолял, прыгая с парашютом, катаясь на мотоциклах. И, думаю, мотоцикл даже опаснее чем самолет, потому что обстановка на дорогах у нас опасная. В воздушном пространстве всё гораздо строже, и нарушителей там гораздо меньше. В воздухе даже незначительное нарушение может привести плохим последствиям. Небо не прощает ошибок. Мотоцикл похож на самолёт — очень быстрый вид транспорта, также требует быстрой реакции и предельной внимательности.

А лётчики высшего пилотажа философствуют, как байкеры, о свободе и дорогах?

У нас всё по-другому. Мы не философствуем, у нас голова другим занята. Каждый полёт лётчик тщательно продумывает, прокручивает в своём воображении от начала до конца. Мы всё время стараемся предугадывать, как ситуация будет развиваться, думаем о том, как сделать полёт безопасным. Разбираем ошибки, чтобы в следующий раз их не повторять. А о свободе в нашем деле вообще говорить не приходится, она всегда ограничена. Ни о каких вольностях в полёте не может быть и речи.

Бывает так, что лётчики разных типов авиации в шутку выясняют между собой, кто круче?

Я думаю, нет, у нас задачи разные. Нас объединяет то, что все мы летаем — занимаемся своим любимым делом. Одни испытывают самолёты, другие перевозят пассажиров и грузы, третьи демонстрируют возможности самолёта и человека. Да и получается так, что соприкасаемся — некоторые наши пилоты уходят в гражданскую авиацию. Вообще в нашей стране не так много лётчиков, таких как мы, и с каждым годом их становится всё меньше.

А почему уменьшается количество лётчиков?

Во-первых, лётчик не железный, тем более лётчик-истребитель, который постоянно испытывает сильные перегрузки во время полётов. Наступает момент, когда здоровье уже не позволяет пилоту летать на истребителе, и тогда он уходит в гражданскую авиацию. Что касается молодых пилотов, то на их подготовку уходит очень много времени. Шесть лет только на то, чтобы человек мог занять свое место в пилотажной группе, и это ещё в лучшем случае.

Молодёжь не особо стремится к вам?

Ну почему, есть молодые пилоты, которые хотят попасть к нам, научиться высшему пилотажу. Вот сейчас в нашу эскадрилью пришло много молодых людей. Начинаем заниматься их подготовкой, воспитанием.

Настоящих мужчин воспитываете?

Если имеется в виду то, что они будут заниматься настоящим мужским делом, то конечно. Кто же ещё будет летать на самолетах, кто будет родину защищать, если не лётчики. Мы не только заказные полеты выполняем, у нас еще боевые задачи есть. Готовимся в полном объёме — боевая подготовка истребительной авиации. От военных обязанностей нас никто не освобождал.

А что такое долг для военного?

Защищать интересы Родины. Моё поколение с детства учили: «Ваш долг — любить Родину». Если же говорить субъективно, долг — это защищать всё своё, и в первую очередь детей, от того плохого, что есть в нашей жизни.

Текст: Софья Кокшарова
Фотографии: Игорь Руденко
При содействии: “Стрижи.ру”

Скачать полный текст статьи с иллюстрациями (PDF)