“Радио России”. Интервью Дмитрия Рыжеволова

Программу “За кадром” ведёт Николай Мамулашвили.

Представители самых разных профессий, порой редких, порой экстремальных, но чаще самых обычных – гости в нашей студии. Испытатели, врачи, водолазы, пожарные, дипломаты, лётчики, автогонщики, альпинисты, журналисты и спасатели… Этим профессионалам есть, что рассказать об изнанке своей работы, о том, чего мы не знаем, о том, что обычно остаётся за кадром. Их всех объединяет одно: любовь к своему делу. Это люди с характером, они никогда не отступают. Каждый из них обрёл своё настоящее признание и находится на своём месте.

Гость в студии – военный лётчик, правый ведомый авиационной группы высшего пилотажа “Стрижи” майор Дмитрий Рыжеволов.

“Стрижи” – это авиационная группа высшего пилотажа, была сформирована в мае 1991 года на базе 234-го гвардейского Проскуровского смешанного авиаполка из лучших лётчиков подмосковной авиабазы Кубинка.

Выполняет групповой и одиночный пилотаж на многоцелевых истребителях МиГ-29. Кстати, главной задачей авиаполка была и остаётся подготовка и проведение традиционных воздушных парадов над Москвой, первый из которых состоялся 1 мая 1951 года.

Кстати, мало кто знает, что с начала 60-х годов прошлого века лётчики 234-го пилотажного полка, кроме учебно-боевой подготовки и участия в воздушных парадах, стали регулярно эскортировать в воздухе самолёты глав и руководителей иностранных государств, прибывающих в Москву. Кроме самолётов официальных делегаций, лётчики полка сопровождали и самолёты, на борту которых находились первые советские космонавты.

Наш гость принимал участие в прошедшем параде Победы над Москвой. Но не буду забегать вперёд. Давайте обо всём по порядку.

Дмитрий, как вообще вы попали в военную авиацию? Это мальчишеская мечта? Или, возможно, какие-то семейные традиции? Что предопределило ваш выбор?

Дм. Рыжеволов: Семейные традиции. Пример отца и брата сделал так, что у меня всё это сложилось в детскую мечту, к которой в итоге я шёл.

У меня отец был не военным лётчиком. Он летал в гражданской авиации борттехником на Як-40. Военным лётчиком он не смог стать по состоянию здоровья. К военным лётчикам жёсткие требования, поэтому по мелочам не прошёл. Закончил техническое училище. Обслуживал самолёты Ан-2. И после этого в связи с нехваткой бортовых специалистов в “Аэрофлоте” ему предложили переучиться на лётно-подъёмный состав. Переучился и начал летать. И стал гораздо ближе к своей мечте, чем был до этого.

Старший брат тоже лётчик. Он на семь лет старше меня. С Вооружёнными Силами он уже завязал, сейчас работает в гражданской авиации. Правым пилотом летает.

Мама была немножко против.

Того, что вы тоже пошли в авиацию?

Дм. Рыжеволов: Да. Говорила, что в семье уже достаточно лётчиков. Но, тем не менее, особо палки в колёса не ставила.

Вы – военный лётчик, майор. Как вы попали в “Стрижи”?

Дм. Рыжеволов: После школы поступил в Армавирское высшее военно-авиационное училище. В 2003 году закончил. Но это уже был на тот момент в связи с различными реформами Краснодарский военный авиационный институт, хотя я в нём ни дня не проучился. Так сложилось. Приехали мы просто туда на выпуск. В документах моих написано, что закончил именно КВАИ.

После выпуска попал по распределению служить в Ростовскую область в город Зерноград, в уже ныне не существующий 31-й гвардейский истребительный авиационный полк на МиГ-29. Очень был славный полк, с хорошими традициями, боевой. Много было в управлении части орденоносцев. Афган люди прошли. То есть, было чему у них учиться, слушать, впитывать информацию как губка.

Ну а что касается пилотажной группы “Стрижи”, я, как только связал свою жизнь с военной авиацией, о ней знал, слышал. Но о том, чтобы попасть в группу, особо не мечтал, потому что мне казалось это слишком сложным. Но благодаря своему сослуживцу, с которым я служил в Зернограде и который стал первопроходцем, попробовал, попытался и поступил в Кубинку, я туда попал. Мы с ним созвонились, и он рассказал, что в принципе это возможно, что я подхожу по определённым требованиям и критериям. В итоге я приехал в Кубинку, сдал здесь теоретическое собеседование, физическую подготовку, по технике пилотирования проверили.

Уже будучи действующим военным лётчиком, который летал в частях?

Дм. Рыжеволов: Да. К тому моменту в Зернограде я дослужился до должности заместителя командира авиационной эскадрильи. Но после разгона части попал служить в Миллерово с понижением – командиром авиационного звена. У меня был “второй класс” – “лётчик второго класса”. Ну и был я младше 30 лет. То есть, по критериям подходил в группу.

После всего этого можно было говорить, что я был уже сложившимся пилотом, но, тем не менее, все равно отбор проходил. У нас так принято. Потому что, если взять лётчика по одному только его желанию, а вдруг у него есть какие-то проблемы с чистотой техники пилотирования или с теорией, он не понимает аэродинамику, то можно в этого лётчика вкладывать, а отдачи никакой не будет.

Тем более, что желающих наверняка много было попасть в эту группу?

Дм. Рыжеволов: Сейчас поменьше желающих стало. Связано это с определёнными реформами, проведёнными лет пять назад. Раньше должность лётчика авиационной группы была подполковничьей. То есть, пилот, достигнув каких-то определённых высот по своей специальности, став, например, “лётчиком второго” или “первого класса”, мог позволить себе отказаться от должностной карьеры и пойти по пилотажной линии лётчиком. Мог прийти в группу, чтобы просто его семья не беспокоилась, что муж не подполковник. Сейчас должность эта майорская, желающих поэтому в частях стало поменьше прийти в группу. Многие строят карьеру. Но люди, которые являются фанатами лётного дела, всегда будут. Потому что эти виды лётной подготовки больше не практикуются нигде. В таких плотных строях не летает никто.

Но это и не каждому дано? Я сужу с позиции обывателя, не военного лётчика, а простого человека, что, наверное, так оно и есть, в группу “Стрижи” попадают лучшие из лучших, как раньше говорили, “настоящие асы” лётного дела. Когда люди наблюдают ваш порядок, то, как вы летаете, когда буквально в 2-3 метрах от крыла другого самолёта идут машины, как по ниточке, а это ведь многотонная машина, они задаются вопросом, как такое возможно? Сознанию обычного человека сложно воспринять, как можно самолётам лететь как одно целое. Это ведь достигается очень долгими тренировками?

Дм. Рыжеволов: От момента начала подготовки по программе пилотажной подготовки, когда конкретно начинают готовить пилотажника-групповика, и до первого демонстрационного полёта в составе группы проходит от года (это считается очень быстро) до трёх лет (всё зависит от количества показов у группы), чтобы была возможность подготовить смену. Если показов много, то на базе мы бываем редко и плановых полётов выполняем мало. Если показов поменьше, то подготовка идёт быстрее.

От человека это тоже, естественно, зависит. Большую роль здесь играет психологический фактор, потому что на скорости 600 км в час видеть от метра до трёх от себя ещё один самолёт – это как минимум страшно, первое время. И самая главная проблема при подготовке пилотов – это раскачивание самолёта, то есть попытки стать ближе. Движения ручкой управления должны быть короткими, а некоторые пилоты по привычке допускают более длинные движения. Лётчик пытается поймать самолёт и раскачивает его вверх-вниз относительно ведущего. А в воздухе главное – собраться и успокоиться. Сказал бы другое слово, но не буду.

Не могу не спросить, как “Стрижи” готовятся к полётам? Хрестоматийная картинка: когда лётчики, стоя обычно на взлётной полосе и держа в руках макеты самолётов, маленькими шажками ходят друг за другом, имитируя полёт самолёта в группе и таким образом отрабатывая полёт в воздухе на земле. Со стороны это выглядит забавно, но ведь это очень важно на самом деле?

Дм. Рыжеволов: То, о чём вы говорите, в авиации называется отработкой задачи способом “пешим по-лётному”. Этим занимаются все лётчики. Со стороны иногда это выглядит до смешного, особенно если человек, это видящий, не связан с авиацией. Вроде взрослые мужики, а ходят с самолётиками.

Но это вещь серьёзная, я так понимаю?

Дм. Рыжеволов: Да. Особенно в групповом пилотировании. Ну и в одиночном, если это полёты на высший пилотаж или на сложный пилотаж. Нужно быть, как говорится, немного впереди самолёта. То есть, знать сейчас, что произойдёт с самолётом через три-четыре секунды, а может даже через две-три. И, зная это, определённым образом действовать органами управления.

Что касается пилотирования в группе, то отрабатывается именно групповая слётанность. Начинается это на земле, естественно, чтобы человек знал, как может поступить ведущий или ведомый, человек, который крылом к крылу стоит с ним в воздухе в одном строю. По интонации в голосе, по манере поведения. Всё важно. Ну и отдыхать перед полётами нужно.

Какое-то определённое время? Или есть какая-то специальная программа?

Дм. Рыжеволов: Лучший отдых – это сон. Наши семьи знают об этом. У нас практически у всех есть дети. И дети наши, когда подрастают, знают, что папе лучше не мешать, потому что у него сегодня полёты.

Как часто вы летаете? Скажем, совершаете тренировочные полёты?

Дм. Рыжеволов: Тренировочные полёты, если мы на базе, – это три-четыре смены в неделю.

Смена – это вылет?

Дм. Рыжеволов: Нет. Смена – это рабочий день, скажем так. Восьмичасовая смена.

Сколько самолётов в вашей группе, которые вылетают? Шесть самолётов или восемь? Целиком группа в воздухе это сколько?

Дм. Рыжеволов: Сколько по штату у нас самолётов я вам не скажу. А вообще “Стрижи” сейчас выполняют демонстрационные полёты в составе шести самолётов. Это считается полноценным законченным строем. Также можем выполнять полёты в составе ромба, парой, выполнять встречный и синхронный пилотаж. Ну и одиночный пилотаж, естественно. Максимальное количество самолётов в строю – шесть.

Кстати, 21 мая 2016 года “Стрижи” будут отмечать День пилотажной группы.

И, соответственно, 21 мая в Кубинке пройдёт “день открытых дверей”. И все желающие смогут попасть туда. Вы увидите много интересного. По крайней мере, демонстрационные полёты “Стрижей” и “Русских витязей” не оставят никого равнодушными. Своё мастерство покажут вертолётчики и парашютисты. И ещё. В Кубинке запланирован рок-концерт. Одним словом, будет очень интересно.

Вёл программу Николай Мамулашвили. Режиссёр выпуска Юлия Дунце.

Источник: http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57193/episode_id/1300460/

Стрижи – 2015. Основной состав

Основной состав авиационной группы высшего пилотажа ВВС России “Стрижи”
в 2015 г.
 6 migs

  1.  Ведущий  подполковник Сергей Осяйкин
  2.  Левый ведомый майор Дмитрий Зубков
  3.  Правый ведомый майор Дмитрий Рыжеволов
  4.  Хвостовой ведомый майор Денис Кузнецов
  5.  Левый крайний ведомый майор Василий Дудников
  6.  Правый крайний ведомый майор Сергей Синькевич

Полеты “Стрижей” на Кубинке

26 февраля 2014 г.

Пара спарок МиГ-29УБ “Стрижей” на взлете.

МиГ-29УБ на пробеге после посадки, момент перед отстрелом тормозного парашюта.

В кабине МиГ-29УБ гвардии майор Дмитрий Рыжеволов и гвардии подполковник Сергей Осяйкин.

Ночная посадка МиГ-29 “Стрижей”.

Фото Александра Мартынова. Обсудить на форуме!